Отели
Новости туризма
Отдых на Гоа

Как Рия Кебурия превратила свой модный бренд в галерею современного искусства

Ссылки по теме:


© Георгий Кардава

Автор

Вера Рейнер

30 июля 2018

Грузинский дизайнер Рия Кебурия любит рассказывать истории. Поняв, что только моды ей мало, она быстро оказалась на территории современного искусства. «РБК Стиль» рассказывает, что из этого вышло и что такое Ria Keburia Gallery.

В 2014 году Рия Кебурия начала показываться на московской неделе моды Mercedes-Benz, и ее коллекции сразу привлекли внимание редакторов. Показы Кебурии не были похожи ни на что другое, представляемое на российских неделях мод. Во-первых, начинались вовремя: опоздаешь — и внутрь уже не попадешь. А главное, одежда была не просто одеждой и показы не просто проходкой моделей: за всем представляемым обнаруживалась идея — бóльшая, чем просто продать зрителю новую порцию вещей.

Далеко не все предметы коллекций были носимыми — эксперименты с объемами и формой уже тогда казались довольно сложными для повседневности. Однако никогда не превращались в цирк: эпатажа ради эпатажа у Кебурии не было никогда — все подчинялось замыслу. Каждый раз — разному, но уже тогда казавшемуся частью одного, пусть и не до конца еще оформленного мира. Главными действующими лицами в нем были дети, независимо от пола и паспортного возраста. Вместо ухода в VR и восстания искусственного интеллекта, так пугающего фантастов, во вселенной Рии происходил «​Робоссанс» — и андроиды мечтали об искусстве, возрождая забытые людьми ремесленные традиции.

© Георгий Кардава

А потом неожиданно для всех Рия Кебурия объявила — нет, не о закрытии марки, — что превращает свой бренд в галерею современного искусства Ria Keburia Gallery. И становится куратором. Хотя у галереи по-прежнему нет официального помещения, только онлайн-платформа, а форму и место для презентации каждого проекта Рия выбирает, отталкиваясь от темы, в остальном она работает, как любая арт-институция, пусть и всегда по-своему. Весной Кебурия объявила о запуске собственной резиденции: художников со всего мира пригласили порассуждать на тему «Сопротивление как способ выживания». Имя победителя объявят в августе и пригласят на месяц в Грузию: в одном из отелей Ambassadori, принадлежащих семье Рии, он сможет работать над своим проектом в его пространстве.

«Резиденция — новое для меня направление, — рассказывает Рия. — Ее мы курируем с Нестан, организатором Tbilisi Photo Festival. Это возможность не только поработать с новыми художниками, но и рассказать миру о моем проекте, сделать его узнаваемым, привлечь новых авторов. Мы уже получили около 700 заявок из самых разных стран. Из них нам нужно выбрать одного, максимум двух художников. Я не стала ставить ограничения по медиумам, с которыми работают потенциальные участники: мы приглашали людей, работающих в любых жанрах — от перформанса до лэнд-арта. Однако сейчас понимаю, что в программе резиденции мы сфокусируемся на художниках, работающих с вещественными объектами. Чтобы результат их работы остался в Ambassadori. А с кем-то из тех, кто прислал заявки, но в этот раз не подошел, мы сможем сотрудничать в будущем — я открыта всему новому».

© Георгий Кардава

Диалог с другими творцами — главный творческий метод Рии. «Идея коллабораций увлекла меня, когда я делала только одежду, — рассказывает она. — У меня не было, может быть, выраженного дизайнерского почерка, но всегда были истории, которые я представляла в воображении и которые хотела рассказать. Работать с другими дизайнерами я начала в Париже: сперва было сотрудничество с Yashkathor, потом — с Eshvi… В какой-то момент я поняла, что подсела — это как наркотик. Быстрый, легкий способ рассказать историю. Поначалу работала в основном с дизайнерами аксессуаров: они дополняли картину, помогали передать нужное настроение. А потом задумалась: почему в качестве платформы я выбираю только одежду? Почему ограничиваю себя? Окончательно идея перехода оформилась, когда я поступила в Sotheby's Institute of Art. И хотя моим фокусом оставалась именно мода — я всегда буду говорить, что мода может быть искусством, и на моей территории она всегда будет им, — представлять ее я стала уже по-другому. Через перформанс».

1

из
18

VIII Spooky Forest

© riakeburia.com

© riakeburia.com

© riakeburia.com

© riakeburia.com

© riakeburia.com

© riakeburia.com

© riakeburia.com

© riakeburia.comriakeburia.com

© riakeburia.com

© riakeburia.com

© riakeburia.com

© riakeburia.com

© riakeburia.com

© riakeburia.com

© riakeburia.com

© riakeburia.com

© riakeburia.com

© riakeburia.com

Первым проектом Кебурии в новом статусе стала коллекция Spooky Forest. Ее дизайном Рия уже не занималась: пригласила к сотрудничеству десятерых дизайнеров с самой разной эстетикой — от мастерицы многослойности Аси Бареевой до специалистов по пухлым вязаным шапкам грузинского бренда 711. Главной идеей истории, представленной на Берлинской неделе альтернативной моды в виде перформанса, стал процесс реинкарнации. Каждый из дизайнеров работал над определенным этапом, который странствующая душа проходит, покинув тело. Всем «душам» в финале предстояло слиться в одном пространстве и, по замыслу Рии, стать частью одного существа — Лешего, потустороннего владыки Леса. Созданные участниками проекта предметы успешно сложились в единую историю, хотя сложно было представить такое в формате коллекции одежды, а не выставки.

Рия в постоянном поиске новых героев. Не только через резиденцию — для всех своих масштабных проектов она объявляет открытые приемы заявок. Следующий на очереди — «Ночь фотографии» во время Tbilisi Photo Festival. В прошлом году мероприятие проходило в пространстве «Фабрики», и проект Рии, Room410, занимал один из залов: в нем показывались работы фотографов, использовавших ее вещи для создания собственных историй. В этом году огромные экраны установят по всему Старому городу, сделав искусство массовым и болле доступным — не в ущерб смыслу. Отбирать фотографов из числа тех, кто прислал заявки, будут Рия с Нестан. Как Рия ищет коллабораторов для галерейных проектов? Смотрит вокруг широко раскрытыми глазами. Среди прошлых ее партнеров — художники самого разного уровня и известности, и единственное, что их объединяет, — близость по духу, которую, увидев их работы, и ощутила Кебурия.

Резиденция — это возможность не только поработать с новыми художниками, но и рассказать миру о моем проекте, привлечь новых авторов

«Чтобы начать работать с художником, представлять его как галерист, — рассказывает она, — важно вписать его в свою историю, включить в свой нарратив. И потом уже автоматически этот артист начинает представляться галереей. И тогда не важно, были ли его объекты, которые мы показываем или продаем, созданы в коллаборации со мной. На Tbilisi Art Fair, где Ria Keburia Gallery впервые представлялась как полноценная арт-галерея, у моего корнера не было какой-то одной идеи, темы. Я просто собрала в этом пространстве художников, ставших частью моей семьи. Мы выставляли объекты Ани Моховой, которая работала со мной в проекте «Дом, мой милый дом», Лены Тарабаркиной — когда-то она делала для меня сумки. Но там же была и, например, бронзовая собака Димы Шабалина, которая частью ни одной из моих историй не была. Но он ходил на моих показах раньше, участвовал в перформансах, делал маски для «Робоссанса» — он уже стал частью семьи».

Главная цель Рии как рассказчика, по ее словам, — абстрагировать зрителя от реальности. Помочь устроить побег в своеобразную зону комфорта. Найти собственное племя, которое она уже нашла и собрала вокруг себя. Мир, который Рия и ее соратники, художники всех мастей, создают через свои проекты, одновременно параллелен объективной реальности и на нее откликается. Он такой же, как наш, — с некоторыми фантастическими допущениями, а все населяющие его существа — уже не люди, а, как говорит Рия, пост-люди, избавившиеся от социальных ограничений и рамок, — могут в нем чувствовать себя свободно.

© Георгий Кардава

В осенней коллекции 2014 года Кебурия одела своих моделей в военные шинели и отправила фотографироваться на Красную площадь. Пока в реальном мире шли реальные войны, на головах ее солдат были радужные парики. Стеганые топы были похожи на бронежилеты. Парики и жилеты были по сути одним и тем же — защищали не от пуль, а от реальности, которая больно кусается.

В другой ее коллекции самолеты, которые могли бы сбрасывать бомбы, будь они настоящими, красовались на нежных платьях из органзы по соседству с плюшевыми мишками. Они возвращали зрителей в детство. Моделями были и девушки, и юноши — пол не имел значения, хотя разговоры о гендерной амбивалентности еще не стали в мире моды общим местом. Детям, пока их не научат «мужскому» и «женскому», он совершенно не важен. Потом был «Дом, милый дом», где люди — те же девушки и юноши — изображали предметы мебели. Не для разговора об объективации, а как лаконичная метафора простой мысли: дом не там, где стены и мебель, а где близкие по духу люди, с которыми хоть на край света, если плечом к плечу.

1

из
4

XV FIREFLY

© riakeburia.com

© riakeburia.com

© riakeburia.com

© riakeburia.com

Потом, весной 2018-го, была еще одна глава — Firefly. В темном и душном ангаре на тбилисской Неделе моды грузинские подростки танцевали в связках гирлянд. Было темно, играла музыка, гости сидели на лавках в специальных очках, чтобы стало еще темнее, чтобы остался только танец светлячков. И в этой жаре не было никого по духу ближе соседа, сидящего в таких же очках по любую от тебя сторону. Все эти идеи, несмотря на сложную подчас форму, предельно просты, и не нужно быть опытным ценителем искусства, арт-экспертом, чтобы их понять. Достаточно довериться чувствам. В этом, кажется, и в способности дать людям безопасное пространство, которого так часто не хватает в наше сложное время, — самая сильная сторона Рии Кебурии.

 

Источник: www.rbc.ru


Комментарии запрещены.